Зачем мне прямо не сказали

Анализ явления Разоблачение Молчалина и отъезд Чацкого по комедии Горе от Ума (Грибоедов А

Анализ явления Разоблачение Молчалина и отъезд Чацкого по комедии Горе от Ума (Грибоедов А. С.)

Анализ явлений 10 — 15 четвертого действия комедии А. С. Грибоедова «Горе от ума».

Комедия была написана одним из умнейших людей девятнадцатого века. Она рассказывает о герое, вернувшемся в Москву в надежде найти самое прекрасное, бесценное в его жизни – юношескую любовь. Но неожиданно он не находит то, что искал. Чувства в Чацком, конечно, ни на минуту не утихают, но его внимание привлекают и общественные проблемы.

Две основные сюжетные линии: история любви Чацкого к Софье и общественная драма героя – столкновение с обществом, во главе которого Фамусов.

Самый интересный, по-моему, эпизод комедии – кульминация любовной линии плавно перетекающей в развязку всего произведения. Этот эпизод происходит после бала в доме Фамусова. А. С. Грибоедов превратил несколько явлений в захватывающую сцену. Я с замиранием сердца следила за сюжетом, ожидая необыкновенной развязки, и, конечно, она получилась абсолютно неожиданной.

В кульминации многие качества героев предстают в неприкрытом виде.

Чацкий оказывается не только насмешливым и красноречивым, умным и образованным человеком, но и влюбленным глупцом.

Поступаете в 2019 году?

Наша команда поможет с экономить Ваше время и нервы:

  • подберем направления и вузы (по Вашим предпочтениям и рекомендациям экспертов);
  • оформим заявления (Вам останется только подписать);
  • подадим заявления в вузы России (онлайн, электронной почтой, курьером);
  • мониторим конкурсные списки (автоматизируем отслеживание и анализ Ваших позиций);
  • подскажем когда и куда подать оригинал (оценим шансы и определим оптимальный вариант).

Доверьте рутину профессионалам – подробнее.

И, как все влюбленные, он порой совершает бессмысленные поступки. Он прячется за колонну, потому что видит Софью, видит всю сцену, которая произошла между Лизой, Молчалиным и любимой девушкой. Чацкий не может поверить своим глазам и ушам: как Софья, эта необыкновенная девушка, могла полюбить это ничтожество?

Он выскакивает на сцену со своей растерзанной душой и хочет узнать, что хорошего она нашла в этом человеке. В этот момент прибегает Фамусов со свитой. Из его уст Чацкий узнает, что сплетню о его сумасшествии сочинила Софья. Он удивлен:

— Так этим вымыслом я вам еще обязан?

Потом растерян, силы его покидают:

— Не образумлюсь, виноват,

И слушаю, не понимаю,

Как будто все еще мне объяснить хотят.

Растерян мыслями… чего-то ожидаю.

Но вдруг он все понимает, у него открываются глаза и на Софью, и на Фамусова, и на «толпу мучителей»:

— Так! Отрезвился я сполна,

Мечтанья с глаз долой – и спала пелена.

Слова его начинают литься, как нескончаемый поток.

Конечно, в его монологе его оскорбленное чувство, неоправданные надежды, самообман, которым он до этого жил:

— Зачем меня надеждой завлекли?

Зачем мне прямо не сказали,

Что все прошедшее вы обратили в смех?!

Однако, он говорит и точные, правдивые слова:

— Муж- мальчик, муж – слуга, из жениных пажей –

Высокий идеал московских всех мужей.

Именно этот идеал и нашла Софья в Молчалине.

— А вы, сударь отец, вы, страстные к чинам:

Желаю вам дремать в неведеньи счастливом,

Я сватаньем моим не угрожаю вам.

Так говорит он Фамусову, который трясется за то, что о нем будут говорить теперь другие.

— С кем был! Куда меня закинула судьба!

Все гонят! Все клянут! Мучителей толпа,

В любви предателей, в вражде неутомимых,

Нескладных умников, лукавых простяков,

Старух зловещих, стариков,

Дряхлеющих над выдумками, вздором, —

Безумным вы меня прославили всем хором.

Так герой отзывается о тех, кто был на балу. Конечно же, это определение подходит для всего светского общества той эпохи.

После этого Чацкий делает вывод о том, что вся борьба его бессмысленна, общество безнадежно, и один человек ничего не сможет добиться:

— Вы правы: из огня тот выйдет невредим,

Кто с вами день пробыть успеет,

Подышит воздухом одним,

И в нем рассудок уцелеет.

Вон из Москвы! Сюда я больше не ездок.

Бегу, не оглянусь, пойду искать по свету,

Где оскорбленному есть чувству уголок.

Карету мне, карету!

Софья не так идеальна, как считал Чацкий. Когда она узнает правду о Молчалине, то у нее есть силы думать еще о том, как хорошо, что нет свидетелей этой сцены:

— Сама довольна тем, что ночью все узнала:

Нет укоряющих свидетелей в глазах,

Как давече, когда я в обморок упала…

Но осуждать ее тоже нельзя. Ей и так плохо, не лучше, чем Чацкому.

Разочарование наполняет сердце: человек, который раньше умилял, теперь становится отвратителен. Думаю, она была действительно искренна в своих чувствах:

Не продолжайте, я виню себя кругом.

Но кто бы думать мог, чтоб был он так коварен!

Молчалин в кульминации показан во всей своей красе. Большего чувства отвращения к нему не возникало у меня в процессе прочтения комедии. Сначала он пристает к Лизе:

Что в этих щечках, в этих жилках

Любви еще румянец не играл!

Потом слышим из его же уст, что он лицемерит Софье в чувствах, он позволяет себе обсуждать ее:

— Я в Софье Павловне не вижу ничего

Потом читатель узнает один из главных принципов Молчалиных:

— Во-первых, угождать всем людям без изъятья –

Хозяину, где доведется жить,

Начальнику, с кем буду я служить,

Слуге его, который чистит платья,

Швейцару, дворнику, для избежанья зла,

Собаке дворника, чтоб ласкова была.

Когда он узнает, что Софья все слышала, то становится самим собой. То есть бросается на колени, ползает перед ней, ведет себя, как скользкий и противный червяк, открывает свое истинное лицо. Когда появляется Чацкий, он даже в этой ситуации поступает как всегда, по-молчалински: просто исчезает, выходит сухим из воды.

И, конечно, как же развязка может произойти без Фамусова. Он прибегает, пропустив самую интересную часть сцены. Застав Софью с Чацким, он выплескивает всю желчь на слуг:

— Ты, Филька, ты прямой чурбан,

В швейцары произвел ленивую тетерю,

Не знает ни про что, не чует ничего.

Где был? Куда ты вышел?

Сеней не запер для чего?

И как не досмотрел? И как ты не дослышал?

В работу вас, на поселенье вас!

Так кричать может только настоящий крепостник.

Он проявляет также и свой властный характер. Каждый участник получит от него свое наказание:

— Изволь-ка в избу, марш, за птицами ходить

Так приказывает он Лизе, по его мнению, своднице.

— Не быть тебе в Москве, не жить тебе с людьми;

Подалее от этих хватов,

В деревню, к тетке, в глушь, в Саратов,

Там будешь горе горевать,

За пяльцами сидеть, за святцами зевать, — так угрожает он Софье, не подозревая, что хуже, чем сейчас, ей уже не будет.

— И ваша такова последняя черта,

Что, чай, ко всякому дверь будет заперта:

Я постараюсь, я, в набат я приударю,

По городу всему наделаю хлопот

И оглашу во весь народ:

В Сенат подам, министрам, государю, — так пыжится он перед Чацким, не замечая, что того не трогают его слова.

И конечно, для Фамусова важнее всего, что же будут говорить:

— Ах! Боже мой! Что станет говорить

Княгиня Марья Алексеевна!

По-моему, в этом эпизоде и выражена главная мысль комедии, ее произносит Чацкий: «Молчалины блаженствуют на свете!» Это подходящий вывод и для той, и для другой сюжетных линий.

Эффективная подготовка к ЕГЭ (все предметы) — начать подготовку

Источник:
Анализ явления Разоблачение Молчалина и отъезд Чацкого по комедии Горе от Ума (Грибоедов А
Сочинение на тему Анализ явления Разоблачение Молчалина и отъезд Чацкого по Горе от Ума автора Грибоедов А. С. также есть краткое содержание произведения
http://www.kritika24.ru/page.php?id=2932

Зачем мне прямо не сказали

Чацкий, София, Лиза, Фамусов, толпа слуг со свечами.

Сюда! за мной! скорей! скорей!

Свечей побольше, фонарей!

Где домовые? Ба! знакомые всё лица!

Дочь, Софья Павловна! страмница!

Бесстыдница! где! с кем! Ни дать ни взять она,

Как мать ее, покойница жена.

Бывало, я с дражайшей половиной

Чуть врознь – уж где-нибудь с мужчиной!

Побойся бога, как? чем он тебя прельстил?

Сама его безумным называла!

Нет! глупость на меня и слепота напала!

Всё это заговор, и в заговоре был

Он сам, и гости все. За что я так наказан.

Так этим вымыслом я вам еще обязан?

Брат, не финти, не дамся я в обман,

Хоть подеретесь, не поверю.

Ты, Филька, ты прямой чурбан,

В швейцары произвел ленивую тетерю,

Не знает ни про что, не чует ничего.

Где был? куда ты вышел?

Сеней не запер для чего?

И как недосмотрел? и как ты недослышал?

В работу вас, на поселенье вас:

За грош продать меня готовы.

Ты, быстроглазая, всё от твоих проказ;

Вот он, Кузнецкий мост, наряды и обновы;

Там выучилась ты любовников сводить,

Постой же, я тебя исправлю:

Изволь-ка в и?збу, марш, за птицами ходить;

Да и тебя, мой друг, я, дочка, не оставлю,

Еще дни два терпение возьми;

Не быть тебе в Москве, не жить тебе с людьми;

Подалее от этих хватов,

В деревню, к тетке, в глушь, в Саратов,

Там будешь горе горевать,

За пяльцами сидеть, за святцами зевать.

А вас, сударь, прошу я толком

Туда не жаловать ни прямо, ни проселком;

И ваша такова последняя черта,

Что, чай, ко всякому дверь будет заперта:

Я постараюсь, я, в набат я приударю,

По городу всему наделаю хлопот

И оглашу во весь народ:

В Сенат подам, министрам, государю.

(после некоторого молчания)

Не образумлюсь… виноват,

И слушаю, не понимаю,

Как будто всё еще мне объяснить хотят,

Растерян мыслями… чего-то ожидаю.

Слепец! я в ком искал награду всех трудов!

Спешил. летел! дрожал! вот счастье, думал,

Пред кем я давеча так страстно и так низко

Был расточитель нежных слов!

А вы! о боже мой! кого себе избрали?

Когда подумаю, кого вы предпочли!

Зачем меня надеждой завлекли?

Зачем мне прямо не сказали,

Что всё прошедшее вы обратили в смех?!

Что память даже вам постыла

Тех чувств, в обоих нас движений сердца тех,

Которые во мне ни даль не охладила,

Ни развлечения, ни перемена мест.

Дышал, и ими жил, был занят беспрерывно!

Сказали бы, что вам внезапный мой приезд,

Мой вид, мои слова, поступки – всё противно,

Я с вами тотчас бы сношения пресек,

И перед тем, как навсегда расстаться,

Не стал бы очень добираться,

Кто этот вам любезный человек.

Вы помиритесь с ним, по размышленьи зрелом.

Себя крушить, и для чего!

Подумайте, всегда вы можете его

Беречь, и пеленать, и спосылать за делом.

Муж-мальчик, муж-слуга, из жениных пажей —

Высокий идеал московских всех мужей. —

Довольно. с вами я горжусь моим разрывом.

А вы, сударь отец, вы, страстные к чинам:

Желаю вам дремать в неведеньи счастливом,

Я сватаньем моим не угрожаю вам.

Другой найдется благонравный,

Низкопоклонник и делец,

Он будущему тестю равный.

Так! отрезвился я сполна,

Мечтанья с глаз долой – и спала пелена;

Теперь не худо б было сряду

На дочь и на отца,

И на любовника глупца,

И на весь мир излить всю желчь и всю досаду.

Источник:
Зачем мне прямо не сказали
Александр Грибоедов | Горе от ума (сборник) . В книгу вошли бессмертная комедия А. С. Грибоедова «Горе от ума», другие драматические произведения, а также стихотворения, статьи, корреспонденции и путевые записки выдающегося русского драматурга, поэта и дипломата.Содержание сборника:Горе от умаМолодые супругиСтудентОтрывок из комедии «Своя семья, или Замужняя невеста»Притворная неверностьПроба интермедииКто брат, кто сестра, или Обман за обманомСтихотворенияСтатьи, корреспонденции, путевые заметки
http://velib.com/read_book/griboedov_aleksandr/gore_ot_uma_sbornik/gore_ot_uma/dejjstvie_iv/javlenie_14/

Зачем мне прямо не сказали

В чём заключаются обвинения, предъявляемые Софии Павловне? Ни много ни мало её обвиняют в измене (Чацкий А.А.), ничтожности и мелочности натуры (А.А.Григорьев), распущенности нравственной и телесной (А.С.Пушкин); сам же господин сочинитель ставит Софью в двусмысленное положение, указав в ремарке, что она принимает в «спальне» мужчину — ночью! Рассмотрим каждое обвинение по отдельности.

Сама София Павловна сказала речь в свою защиту лучше всяких защитников: «…будьте рады,/ что при свиданиях со мной в ночной тиши/ держались более вы робости во нраве,/ чем даже днём, и при людях, и в яве;/ в вас меньше дерзости, чем кривизны души». Не было ничего того, что позволило бы считать её «….».

А что было? А то, что вы, господа поэты, так горячо и страстно внушали и ей, и другим молодым неопытным девицам в своих произведениях: сидеть рядом, задушевно молчать, держаться за руки, любить чувствительно, а не чувственно, плакать и вздыхать… ну, и всё такое, что вы так заманчиво описываете. А когда девица, начитавшись ваших же книжек, поступает так, как ваши же любимые героини, то вы как их называете? Стыдно, господа классики!

В заключение своей речи хочу заявить: невиновна! Должна быть оправдана — и в глазах читающей публики, и на страницах учебников, которые вот уже два века повторяют, слегка перефразировав, слова А.Григорьева о «собачьей» преданности, присущей каждой порядочной женщине! И да свершится правосудие!

Источник:
Зачем мне прямо не сказали
Вот уже без малого двести лет слушается дело по защите чести и достоинства Чацкого Александра Андреевича, известное как комедия "Горе от ума". Одновременно с защитой указанного молодого человека в деле содержатся обвинения ряду лиц, а вернее — всем остальным персонажам поименованного дела. Не оспаривая обвинения, предъявленные всем действующим лицам, участвующим в событиях, произошедших зимним днём…
http://romansero.wordpress.com/2014/09/20/%D1%81%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%BE-%D0%B2-%D0%B7%D0%B0%D1%89%D0%B8%D1%82%D1%83-%D0%B4%D0%B5%D0%B2%D0%B8%D1%86%D1%8B-%D1%84%D0%B0%D0%BC%D1%83%D1%81%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D0%B9-%D1%81%D0%BE%D1%84/

Зачем ты прямо не сказала

Скажи, Ирина
Дорогая,
Мой серебристый
Лунный свет,
Зачем однажды
Тебя встретил
С большой
Претензией поэт-

Ему ты музой
Показалась
такой желанною
С тех пор,
Что я немедля
Пред тобою
Всю душу грешную
Простёр.

Уверен:
Это ли не пара,
Судьба
Небесная моя,
Само предвидение свыше,
Но как же
Ошибался я.

Да, поднял планку
Не по силе,
Не лунный свет
Здесь прозябал,
А солнцем залитое
Диво
И совершенный идеал!

-«Куда тебе»
Сказал себе я,
Колени низко
Преклонил
И голову свою седую
К ногам с любовью
Опустил.

Ждал осуждения
И гнева,
Но миг был слишком
Дорог мне-
Такого я
Ещё не видел
Даже в прекрасном
Лучшем сне!

Твой приговор
Я не услышал,
А сердцем бедным
Ощутил,
Что всё напрасно
И в тебе я
Таких же чувств
Не разбудил.

Да, понимаю,
Промахнулся,
Не принц
С далёких островов,
А лишь поэт
И даже драться
За своё счастье
Не готов.

Я не предвидел,
Что вдруг ожил
Дух сатаны
Внутри моём
И красота
Твоя виновна
На всю катушку
Станет в том.

Ответь, Ирина
Дорогая,
Мой серебристый
Лунный свет,
Зачем ты прямо
Не сказала
В лицо поэту
Слово «нет»?

Источник:
Зачем ты прямо не сказала
Скажи, Ирина Дорогая, Мой серебристый Лунный свет, Зачем однажды Тебя встретил С большой Претензией поэт- Ему ты музой Показалась такой желанною С тех пор, Что я немедля Пред тобою
http://www.proza.ru/2015/04/16/797

Последний монолог Чатского Горе от ума найдите пожалуста)))буду признателем и лутший ответ дам первому! АКЦИЯ!

Последний монолог Чатского «Горе от ума» найдите пожалуста)))буду признателем и лутший ответ дам первому!АКЦИЯ.

Не образумлюсь.. . виноват,
И слушаю, не понимаю,
Как будто всё еще мне объяснить хотят,
Растерян мыслями.. . чего-то ожидаю.

Слепец! я в ком искал награду всех трудов!
Спешил!. . летел! дрожал! вот счастье, думал, близко.
Пред кем я давиче так страстно и так низко
Был расточитель нежных слов!

А вы! о Боже мой! кого себе избрали?
Когда подумаю, кого вы предпочли!
Зачем меня надеждой завлекли?
Зачем мне прямо не сказали,
Что всё прошедшее вы обратили в смех? !
Что память даже вам постыла
Тех чувств, в обоих нас движений сердца тех,
Которые во мне ни даль не охладила,
Ни развлечения, ни перемена мест.
Дышал, и ими жил, был занят беспрерывно!
Сказали бы, что вам внезапный мой приезд,
Мой вид, мои слова, поступки — все противно,
Я с вами тотчас бы сношения пресек,
И перед тем, как навсегда расстаться
Не стал бы очень добираться,
Кто этот вам любезный человек?. .

Вы помиритесь с ним по размышленьи зрелом.
Себя крушить, и для чего!
Подумайте, всегда вы можете его
Беречь, и пеленать, и спосылать за делом,
Муж-мальчик, муж-слуга, из жениных пажей,
Высокий идеал московских всех мужей. —
Довольно!. . с вами я горжусь моим разрывом.
А вы, сударь отец, вы, страстные к чинам:
Желаю вам дремать в неведеньи счастливом,
Я сватаньем моим не угрожаю вам.
Другой найдется благонравный,
Низкопоклонник и делец,
Достоинствами, наконец,
Он будущему тестю равный.
Так! отрезвился я сполна,
Мечтанья с глаз долой, и спала пелена;
Теперь не худо б было сряду
На дочь и на отца,
И на любовника-глупца,
И на весь мир излить всю желчь и всю досаду.
С кем был! Куда меня закинула судьба!
Все гонят! все клянут! Мучителей толпа,
В любви предателей, в вражде неутомимых,
Рассказчиков неукротимых,
Нескладных умников, лукавых простяков,

В монологах раскрываются не только мысли и чувства Чацкого, но и его характер: пылкость, увлеченность, некоторый комизм (несоответствие между тем, что и кому он говорит) .

Монологам Чацкого присущи черты публицистического стиля. «Говорит, как пишет» , — характеризует его Фамусов. Чацкий использует риторические вопросы, восклицания, формы повелительного наклонения.

Не образумлюсь.. .виноват,
И слушаю, не понимаю,
Как будто всё еще мне объяснить хотят,
Растерян мыслями.. .чего-то ожидаю.

Слепец! я в ком искал награду всех трудов!
Спешил!. .летел! дрожал! вот счастье, думал, близко.
Пред кем я давиче так страстно и так низко
Был расточитель нежных слов!

А вы! о Боже мой! кого себе избрали?
Когда подумаю, кого вы предпочли!
Зачем меня надеждой завлекли?
Зачем мне прямо не сказали,
Что всё прошедшее вы обратили в смех? !
Что память даже вам постыла
Тех чувств, в обоих нас движений сердца тех,
Которые во мне ни даль не охладила,
Ни развлечения, ни перемена мест.
Дышал, и ими жил, был занят беспрерывно!
Сказали бы, что вам внезапный мой приезд,
Мой вид, мои слова, поступки — все противно,
Я с вами тотчас бы сношения пресек,
И перед тем, как навсегда расстаться
Не стал бы очень добираться,
Кто этот вам любезный человек?. .

Вы помиритесь с ним по размышленьи зрелом.
Себя крушить, и для чего!
Подумайте, всегда вы можете его
Беречь, и пеленать, и спосылать за делом,
Муж-мальчик, муж-слуга, из жениных пажей,
Высокий идеал московских всех мужей. —
Довольно!. .с вами я горжусь моим разрывом.
А вы, сударь отец, вы, страстные к чинам:
Желаю вам дремать в неведеньи счастливом,
Я сватаньем моим не угрожаю вам.
Другой найдется благонравный,
Низкопоклонник и делец,
Достоинствами, наконец,
Он будущему тестю равный.
Так! отрезвился я сполна,
Мечтанья с глаз долой, и спала пелена;
Теперь не худо б было сряду
На дочь и на отца,
И на любовника-глупца,
И на весь мир излить всю желчь и всю досаду.
С кем был! Куда меня закинула судьба!
Все гонят! все клянут! Мучителей толпа,
В любви предателей, в вражде неутомимых,
Рассказчиков неукротимых,
Нескладных умников, лукавых простяков,

Источник:
Последний монолог Чатского Горе от ума найдите пожалуста)))буду признателем и лутший ответ дам первому! АКЦИЯ!
Пользователь Пашунь pasS задал вопрос в категории Школы и получил на него 6 ответов
http://otvet.mail.ru/question/35073860

Текст книги — Горе от ума — Александр Грибоедов

Текущая страница: 7 (всего у книги 7 страниц)

Это произведение, предположительно, находится в статусе ‘public domain’. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Чацкий спрятан, Лиза со свечкой.

Ах! мочи нет! робею.
В пустые сени! в ночь! боишься домовых,
Боишься и людей живых.
Мучительница-барышня, бог с нею.
И Чацкий, как бельмо в глазу;
Вишь, показался ей он где-то здесь, внизу.

Да! как же! по сеням бродить ему охота!
Он, чай, давно уж за ворота,
Любовь на завтра поберег,
Домой, и спать залег.
Однако велено к сердечному толкнуться.

(Стучится к Молчалину.)

Послушайте-с. Извольте-ка проснуться.
Вас кличет барышня, вас барышня зовет.
Да поскорей, чтоб не застали.

Чацкий за колонною, Лиза, Молчалин (потягивается и зевает), София (крадется сверху).

Вы, сударь, камень, сударь, лед.

Ах! Лизанька, ты от себя ли?

Кто б отгадал,
Что в этих щечках, в этих жилках
Любви еще румянец не играл!
Охота быть тебе лишь только на посылках?

А вам, искателям невест,
Не нежиться и не зевать бы;
Пригож и мил, кто не доест
И не доспит до свадьбы.

Какая свадьба? с кем?

Поди,
Надежды много впереди,
Без свадьбы время проволо?чим.

Что вы, сударь! да мы кого ж
Себе в мужья другого прочим?

Не знаю. А меня так разбирает дрожь,
И при одной я мысли трушу,
Что Павел Афанасьич раз
Когда-нибудь поймает нас,
Разгонит, проклянёт. Да что? открыть ли душу?
Я в Софье Павловне не вижу ничего
Завидного. Дай бог ей век прожить богато,
Любила Чацкого когда-то,
Меня разлюбит, как его.
Мой ангельчик, желал бы вполовину
К ней то же чувствовать, что чувствую к тебе;
Да нет, как ни твержу себе,
Готовлюсь нежным быть, а свижусь – и простыну.

София (в сторону)

Чацкий (за колонною)

И вам не совестно?

Мне завещал отец:
Во-первых, угождать всем людям без изъятья —
Хозяину, где доведется жить,
Начальнику, с кем буду я служить,
Слуге его, который чистит платья,
Швейцару, дворнику, для избежанья зла,
Собаке дворника, чтоб ласкова была.

Сказать, сударь, у вас огромная опека!

И вот любовника я принимаю вид
В угодность дочери такого человека…

Который кормит и поит,
А иногда и чином подарит?
Пойдемте же, довольно толковали.

Пойдем любовь делить плачевной нашей крали.
Дай, обниму тебя от сердца полноты.

Зачем она не ты!

(Хочет идти, София не пускает.)

(почти шепотом, вся сцена вполголоса)

Нейдите далее, наслушалась я много,
Ужасный человек! себя я, стен стыжусь.

Как! Софья Павловна…

Ни слова, ради бога,
Молчите, я на всё решусь.

(бросается на колена, София отталкивает его)

Ах! вспомните! не гневайтеся, взгляньте.

Не помню ничего, не докучайте мне.
Воспоминания! Как острый нож оне.

Молчалин (ползает у ног ее)

Не подличайте, встаньте.
Ответа не хочу, я знаю ваш ответ,
Солжете…

Сделайте мне милость…

Шутил, и не сказал я ничего, окро?ме…

Отстаньте, говорю, сейчас,
Я криком разбужу всех в доме
И погублю себя и вас.

Я с этих пор вас будто не знавала.
Упреков, жалоб, слез моих
Не смейте ожидать, не стоите вы их;
Но чтобы в доме здесь заря вас не застала,
Чтоб никогда об вас я больше не слыхала.

Как вы прикажете.

Иначе расскажу
Всю правду батюшке, с досады.
Вы знаете, что я собой не дорожу.
Подите. – Стойте, будьте рады,
Что при свиданиях со мной в ночной тиши
Держались более вы робости во нраве,
Чем даже днем, и при людя?х, и въяве;
В вас меньше дерзости, чем кривизны души.
Сама довольна тем, что ночью всё узнала,
Нет укоряющих свидетелей в глазах,
Как давеча, когда я в обморок упала,
Здесь Чацкий был…

Чацкий (бросается между ими)

Он здесь, притворщица!

Лиза свечку роняет с испугу; Молчалин скрывается к себе в комнату.

Те же, кроме Молчалина.

Скорее в обморок, теперь оно в порядке,
Важнее давишной причина есть тому,
Вот наконец решение загадке!
Вот я пожертвован кому!
Не знаю, как в себе я бешенство умерил!
Глядел, и видел, и не верил!
А милый, для кого забыт
И прежний друг, и женский страх и стыд, —
За двери прячется, боится быть в ответе.
Ах! как игру судьбы постичь?
Людей с душой гонительница, бич! —
Молчалины блаженствуют на свете!

София (вся в слезах)

Не продолжайте, я виню себя кругом.
Но кто бы думать мог, чтоб был он так коварен!

Стук! шум! ах! боже мой! сюда бежит весь дом.
Ваш батюшка вот будет благодарен.

Чацкий, София, Лиза, Фамусов, толпа слуг со свечами.

Сюда! за мной! скорей! скорей!
Свечей побольше, фонарей!
Где домовые? Ба! знакомые всё лица!
Дочь, Софья Павловна! страмница!
Бесстыдница! где! с кем! Ни дать ни взять она,
Как мать ее, покойница жена.
Бывало, я с дражайшей половиной
Чуть врознь – уж где-нибудь с мужчиной!
Побойся бога, как? чем он тебя прельстил?
Сама его безумным называла!
Нет! глупость на меня и слепота напала!
Всё это заговор, и в заговоре был
Он сам, и гости все. За что я так наказан.

Так этим вымыслом я вам еще обязан?

(после некоторого молчания)

Не образумлюсь… виноват,
И слушаю, не понимаю,
Как будто всё еще мне объяснить хотят,
Растерян мыслями… чего-то ожидаю.

Слепец! я в ком искал награду всех трудов!
Спешил. летел! дрожал! вот счастье, думал,
близко.
Пред кем я давеча так страстно и так низко
Был расточитель нежных слов!
А вы! о боже мой! кого себе избрали?
Когда подумаю, кого вы предпочли!
Зачем меня надеждой завлекли?
Зачем мне прямо не сказали,
Что всё прошедшее вы обратили в смех?!
Что память даже вам постыла
Тех чувств, в обоих нас движений сердца тех,
Которые во мне ни даль не охладила,
Ни развлечения, ни перемена мест.
Дышал, и ими жил, был занят беспрерывно!
Сказали бы, что вам внезапный мой приезд,
Мой вид, мои слова, поступки – всё противно,
Я с вами тотчас бы сношения пресек,
И перед тем, как навсегда расстаться,
Не стал бы очень добираться,
Кто этот вам любезный человек.

Ну что? не видишь ты, что он с ума сошел?
Скажи сурьезно:
Безумный! что он тут за чепуху молол!
Низкопоклонник! тесть! и про Москву так грозно!
А ты меня решилась уморить?
Моя судьба еще ли не плачевна?
Ах! боже мой! что станет говорить
Княгиня Марья Алексевна!

Это произведение, предположительно, находится в статусе ‘public domain’. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Источник:
Текст книги — Горе от ума — Александр Грибоедов
Читать книгу Горе от ума Александра Грибоедова — страница 7 текста книги : показался ей он где-то здесь, внизу. (Осматривается.) Да! как же! по сеням бродить ему охота!Он, чай, давно уж за ворота,Любовь на завтра поберег,Домой, и спать залег.Однако велено к сердечному
http://iknigi.net/avtor-aleksandr-griboedov/21754-gore-ot-uma-aleksandr-griboedov/read/page-7.html

COMMENTS